щусев храм сергия радонежского на куликовом поле

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле

Мiръ Россия Тульская область Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле

350px %D0%A5%D1%80%D0%B0%D0%BC %D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B8%D1%8F %D0%A0%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D0%B6%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE %D0%BD%D0%B0 %D0%9A%D1%83%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BC %D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B52

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле — храм-памятник на месте Куликовской битвы. Является подворьем Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

Содержание

История [ править ]

Храм в честь преподобного Сергия Радонежского на Красном Холме, построенный еще до революции, входит сейчас в музейно-исторический и природный комплекс «Куликово поле», созданный на месте знаменитого сражения, состоявшегося 8 сентября 1380 года. Здесь, на Красном Холме около д. Ивановка, по преданию находилась ставка Мамая. Помимо храма в музейный комплекс входит и памятник-колонна в честь благоверного князя Московского Дмитрия Донского. Кроме этого, в 12 км от Красного холма (недалеко от п. Грибоедова), на берегу реки Дон, находится Прощеный колодец, где, по легенде, после битвы Дмитрий Донской омывал свои раны и прощался с погибшими воинами.

Ещё в 1821-1824 годах генерал-губернатор А. Д. Балашов, в развитие инициативы С. Д. Нечаева, хотел создать на Куликовом поле (на площади в 100 десятин) мемориальный комплекс, в составе которого был бы и храм во имя Сергия Радонежского. Позже А. П. Брюллов в своем первоначальном проекте, одобренном Николаем I в 1836 году, имел в виду сооружение такого храма. Однако при повторном рассмотрении проекта (1845) и принятии решения о его реализации император повелел упростить проект, оставив только мемориальную колонну – памятник Дмитрию Донскому.

Вопрос о возведении храма преп. Сергия на Куликовом поле возбудили в начале нынешнего века тульское духовенство и дворянство. В 1902 году епифанский помещик граф В.А. Олсуфьев пожертвовал около 40 десятин земли под строительство. Спустя два года епископ Питирим, окормлявший Тульскую епархию, просил одобрения Синода и царя Николая II на сооружение храма и получил его, да ещё от императора личный взнос на храм Сергия в 5 тысяч рублей золотом.

Проект храма взялся выполнить архитектор Алексей Викторович Щусев. Строительный комитет возглавил Юрий Александрович Олсуфьев – граф, бескорыстный и мужественный охранитель от разграбления в годы Советской власти культурно-исторических ценностей Троице-Сергиевской лавры был расстрелян в 1938 году на Бутовском полигоне, жена его, С.В. Олсуфьева (Глебова) умерла в 1943 году в заключении, в Свияжском монастыре. Кстати, многие произведения искусства, принадлежащие лично Ю.А. Олсуфьеву, украшают экспозиции тульских музеев, музей А.С. Пушкина, Третьяковскую галерею.

А.В. Щусев долго и настойчиво работал над проектом храма. Первоначальный вариант (1906 г.) он частично переработал, придя к окончательному решению всех деталей лишь к 1911 году. Заложен храм 16 (26 июня) 1913 года Замечательный зодчий, – пишет В.Н. Ашурков, – отразил героическую победу русского народа над полчищами Мамая в ярком национально-архитектурном образе созданного им храма. Смелое соединение элементов церковной архитектуры с формами крепостного зодчества делает образ мемориального здания очень своеобразным и одновременно близким национальной традиции, так как план его восходит к некоторым древним русским храмам.

Трёхчастная композиция здания образно как бы перекликалась с композицией картины В.М. Васнецова «Богатыри» (1898 г.). Здание состоит из трёх объёмов – двух боковых башен и собственно церкви с возвышающимися над ними куполами. Каждой из башен в окончательном варианте проекта давалась индивидуальная трактовка. В письме хранителю Русского музея П.И. Нерадовскому Щусев писал: «Что касается Куликовской церкви, то она выходит по архитектуре очень хорошо. Я изменил верх второй башни, вместо купола– шлем. Оставить обе башни одинаковыми это ложноклассично, робко. » Различные пропорции башен, особые очертания их крыш, похожих на воинские шлемы, были навеяны образами русского былинного эпоса и напоминали о древних богатырях – героях битвы, о героизме и стойкости самого русского народа, много лет назад грудью отстоявшего Родину здесь, на просторах поля Куликова. »

Осенью 1914 года строительно-монтажные работы по возведению храма были в основном закончены. В годы Первой Мировой войны работы хотя и замедлились, но храм в 1917 году был достроен. Не успели сделать лишь внутренне убранство согласно проекту.

Написать иконы для иконостаса предложили Дмитрию Семеновичу Стеллецкому и Владимиру Алексеевичу Комаровскому (их имена, к сожалению, были забыты до недавнего времени). Так случилось, что благодаря Комаровскому работа над иконостасом проходила в усадьбе Ракша, расположенной близ уездного города Моршанска Тамбовской губернии. Летом 1914 года заказ Олсуфьева был исполнен, и иконы отправили в Тульскую губернию, в мемориальный храм на Куликовом поле. Комаровские с нетерпением ждали отзыва графа, которого считали строгим и справедливым критиком. Через десять дней от него пришла телеграмма: «Сегодня открыли иконы, поражены красотою, пишу, обнимаю. Юрий». Дальнейшая судьба иконостаса неизвестна, после Октябрьских событий иконостас загадочным образом исчез. Есть мнение, что он был расхищен местными жителями на доски. Сохранилась часть акварельных эскизы иконостаса.

В 1918 году храм Сергия Радонежского был взят под так называемую «охрану государства». Церковная служба на Куликовом поле совершалась вплоть до 1940 года, когда храм окончательно закрыли, чтобы устроить в нем выставку, посвященную 560-летию Куликовской битвы. Последним настоятелем храма был священник Отрадинский Алексей Николаевич. Жители окрестных деревень, живые свидетели тех лет, рассказывают, что до 1941 года храм был ещё более или менее целым, хотя его, конечно, никто не охранял. Фашисты его не разрушали, т.к. на Куликово поле нога немецкого солдата не ступала. Разорение Куликовской святыни начали красноармейцы тыловых частей с того, что сдирали с крыши медные (в один мм) листы кровли и меняли их на самогонку у крестьян. Таким же путём исчезали из храма плиты пола. После ухода из района Поля воинских частей начатую поруху довершили колхозники. При желании ещё и сегодня храмовую медь и плиты можно отыскать в подворьях селян. Что было, то было. Слова из песни не выкинуть. К началу реконструкции одно из лучших творений зодчего Щусева оказалось в более чем плачевном состоянии.

И опять-таки надо воздать должное: те же власти, что отдали храм на волю ветрам и дождям, на поруху развращённым обобществлением людям, они же, эти власти, опамятовались и к 600-летию битвы провели масштабные и дорогостоящие ремонтно-восстановительные и строительные работы по созданию вполне благопристойного музейного комплекса, центральное место в котором занимает храм преподобного Сергия Радонежского.

В 1992 году, более пятидесяти лет спустя последней в 1940 году литургии, в храме при вручении премии им. преподобного Сергия Радонежского вновь зазвучал голос священника, совершавшего в сопровождении церковного хора храма 12-ти святых Апостолов г. Тулы торжественное богослужение. Этим священником был протоирей о. Лев (Махно).

Современное состояние [ править ]

Церковь, переданная в 2010 году в полное ведение Русской православной церкви, в настоящее время является подворьем Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

Святыни [ править ]

Среди особо почитаемых икон храма преподобного Сергия Радонежского на Красном холме – ценный образ Рождества Пресвятой Богородицы, преподнесенный в дар новоосвященному храму главой Русской Православной Церкви в 2010 году.

Читайте также:  теплый пол электрический мощность на квадратный метр

Источник

8 октября: родился Алексей Щусев – архитектор храма Сергия Радонежского на Куликовом поле

8 октября по новому стилю 1873 г. в Кишиневе родился Алексей Щусев. Выходец из дворянской семьи создал, как писали в советские годы, самое дорогое всем людям Земли сооружение – мавзолей Ленина. Оставил академик архитектуры и академик Академии наук СССР память о себе и на тульской земле. Он – автор храма Сергия Радонежского на Красном холме Куликова поля.

В начале ХХ века Щусев стал лидером неорусского стиля – национальной версии модерна с вольной интерпретацией мотивов древнерусского зодчества, доведенными до гротеска деталями декора. В 1902 году он получил светский заказ от графа Ю. А. Олсуфьева на переделку и надстройку фамильного особняка на Фонтанке. Эта работа стала первым значительным произведением архитектора. Она настолько понравилась, что Олсуфьев вспомнил о Щусеве, когда успешно разрешилась давняя идея поставить на Куликовом поле храм во имя Сергия Радонежского. О его постройке говорил еще А. П. Брюллов в первоначальном проекте, одобренном Николаем I в 1836 году. Однако при повторном рассмотрении в 1945 году идею, как водится в России, секвестировали, урезав до одной мемориальной колонны – памятника Дмитрию Донскому.

Только в начале ХХ века тульское духовенство и дворянство пробили идею с возведением храма. В 1902 году епифанский помещик граф А. В. Олсуфьев пожертвовал около 40 десятин земли под строительство. Спустя два года епископ Питирим, окормлявший Тульскую епархию, получил одобрение Синода и царя Николая II на сооружение храма и личный взнос от императора в 5 тысяч рублей золотом.

После смерти отца комитет по сооружению храма возглавил его сын Юрий, в связи с чем он совершил несколько поездок в древние русские города для знакомства с памятниками архитектуры, а также изучал раскрытые в начале XX в. древнерусские иконы в Русском музее. Граф Юрий Александрович Олсуфьев слыл попечителем искусств. Многие собранные им произведения искусства оказались потом в экспозиции тульских музеев, музея А. С. Пушкина, Третьяковской галерее. Юрий Олсуфьев входил в Общество сохранения памятников искусства в России, был председателем Тульского отделения Общества, членом Тульской архивной комиссии. В 1912—1914 годах издал шеститомник «Памятники искусства и старины Тульской губернии».

В ходе работы Щусев с Олсуфьевым едва не поссорились – графу не нравился предложенный архитектором русский модерн с асимметричным главным фасадом, он требовал однотипные по форме завершения башен. В итоге они все-таки нашли компромисс.

Храм был заложен храм 16 (26 июня) 1913 года. Трехчастная композиция здания, по замыслу Щусева, как бы перекликалась с композицией картины В. Васнецова «Богатыри», написанной сравнительно недавно, в 1898 г. Каждой из башен в окончательном варианте проекта давалась индивидуальная трактовка. В письме хранителю Русского музея П. И. Нерадовскому Щусев писал: «Что касается Куликовской церкви, то она выходит по архитектуре очень хорошо. Я изменил верх второй башни, вместо купола – шлем. Оставить обе башни одинаковыми это ложноклассично, робко. » Различные пропорции башен, особые очертания их крыш, похожих на воинские шлемы, были навеяны образами русского былинного эпоса и напоминали о «древних богатырях – героях битвы, о героизме и стойкости самого русского народа, много лет назад грудью отстоявшего Родину здесь, на просторах поля Куликова. »

Осенью 1914 года строительно-монтажные работы по возведению храма были в основном закончены, Иконы для иконостаса писали Дмитрий Стеллецкий и Владимир Комаровский. Летом 1914 года они были отправлены в Тульскую губернию. Дальнейшая судьба их неизвестна, после революции иконостас исчез. Есть даже версия, что его растащили в безбожные времена на доски местные жители.

К 1917 году храм был достроен. Не успели сделать лишь внутреннее убранство согласно проекту. В 1918 году храм во имя преподобного Сергия Радонежского был освящен и даже взят под охрану государства. До 1940 года здесь даже совершались церковные службы.

Алексей Щусев в советские годы, когда приобрел силу как автор мавзолея Ленина, даже успел заступиться за человека, с которым он так яростно спорил, когда проектировал храм на Красном холме. В 1925 году графа Олсуфьева первый раз арестовали как члена антисоветской группировки. Щусев послал в его защиту письмо в ОГПУ: «Прилагая настоящую справку Главмузея, я удостоверяю, что Юрий Александрович Олсуфьев лично мне известен более 20 лет как гражданин, всецело преданный науке об искусстве, не занимая официальных государственных должностей, и особенно в последнее время он занимался ценными архивными исследованиями, чрезвычайно полезными для обоснования бытовых сторон отраслей рабочей промышленности Сергиева Посада, а потому я всемерно ходатайствую о скорейшем рассмотрении его дела. Москва. Февраля 14 дня 1925 г. Академик архитектуры, автор Мавзолея В.И. Ленину».

Олсуфьева отпустили. Долгое время он путал следы, часто переезжая с место на место, но все равно не уберегся. Он был расстрелян в 1938 году на Бутовском полигоне. Жена его, С. В. Олсуфьева (Глебова), умерла в 1943 году в заключении, в Свияжском монастыре.

Академик Щусев с 1945 года и до своей смерти стал первым директором созданного по его инициативе Музея русской архитектуры (в настоящее время Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева). В 1940-е годы значительное место в его работе занимали проекты восстановления городов, разрушенных в годы войны. Одним из последних его творений стала московская станция метро «Комсомольская-кольцевая», отражающая торжество победы над фашизмом. Умер 24 мая 1949 года.

Храм Сергия Радонежского на Красном холме, по воспоминаниям, до войны более-менее уцелел, хотя и никем не охранялся. Не тронули его и немцы, до Куликова поля они не дошли. Зато изрядно поживились красноармейцы-тыловики, менявшие медные листы с кровли и плиты на полу на самогонку. После их ухода разграбление довершили и окрестные колхозники.

Только в начале семидесятых годов рабочие Тульских реставрационных мастерских поменяли кровлю, установили на звоннице позолоченный шпиль, рамы, провели остекление и внутренние отделочные работы.

А к 600-летию битвы в храме и вовсе прошли масштабные и дорогостоящие ремонтно-восстановительные и строительные работы. Был, хоть и весьма приблизительно реализован первоначальный замысел Щусева по убранству храма, в котором разместили экспозицию музея, посвященного Куликовскому сражению.

В 1992 году в храме при вручении премии им. преподобного Сергия Радонежского вновь была проведена служба в сопровождении церковного хора храма 12-ти святых Апостолов г. Тулы. Торжественное богослужение провел протоирей о. Лев (Махно).

Храм в честь преподобного Сергия Радонежского на Красном Холме входит сейчас в музейно-исторический и природный комплекс «Куликово поле».

Источник

Ивановка. Церковь Сергия Радонежского на Куликовом поле.

Карта и ближайшие объекты

Статьи

Ещё в 1821-1824 годах генерал-губернатор А. Д. Балашов, в развитие инициативы С. Д. Нечаева, хотел создать на Куликовом поле (на площади в 100 десятин) мемориальный комплекс, в составе которого был бы и храм во имя Сергия Радонежского. Позже А. П. Брюллов в своем первоначальном проекте, одобренном Николаем I в 1836 году, имел в виду сооружение такого храма. Однако при повторном рассмотрении проекта (1845) и принятии решения о его реализации император повелел упростить проект, оставив только мемориальную колонну – памятник Дмитрию Донскому.

Читайте также:  раздвижные двери для антресоли в леруа мерлен

Вопрос о возведении храма преп. Сергия на Куликовом поле возбудили в начале нынешнего века тульское духовенство и дворянство. В 1902 году епифанский помещик граф В.А. Олсуфьев пожертвовал около 40 десятин земли под строительство. Спустя два года епископ Питирим, окормлявший Тульскую епархию, просил одобрения Синода и царя Николая II на сооружение храма и получил его, да ещё от императора личный взнос на храм Сергия в 5 тысяч рублей золотом. Проект храма взялся выполнить архитектор Алексей Викторович Щусев. Строительный комитет возглавил Юрий Александрович Олсуфьев – граф, бескорыстный и мужественный охранитель от разграбления в годы Советской власти культурно-исторических ценностей Троице-Сергиевской лавры был растрелян в 1938г. на Бутовском полигоне, жена его, С.В. Олсуфьева (Глебова) Умерла в 1943г. в заключении, в Свияжском монастыре. Кстати, многие произведения искусства принадлежащие лично Ю. А. Олсуфьеву украшают экспозиции тульских музеев, находятся в музее А.С. Пушкина, Третьяковской галерее. А. В. Щусев долго и настойчиво работает над проектом храма. Первоначальный вариант (1906) он частично перерабатывает, придя к окончательному решению всех деталей лишь к 1911г.

Заложен храм 16 (26 июня) 1913 г. Замечательный зодчий,– пишет В. Н. Ашурков,– отразил героическую победу русского народа над полчищами Мамая в ярком национально-архитектурном образе созданного им храма. Смелое соединение элементов церковной архитектуры с формами крепостного зодчества делает образ мемориального здания очень своеобразным и одновременно близким национальной традиции, так как план его восходит к некоторым древним русским храмам. Трёхчастная композиция здания образно как бы перекликалась с композицией картины В. М. Васнецова «Богатыри» (1898 г.). Здание состоит из трёх объёмов – двух боковых башен и собственно церкви с возвышающимися над ними куполами. Каждой из башен в окончательном варианте проекта давалась индивидуальная трактовка. В письме хранителю Русского музея П. И. Нерадовскому Щусев писал: «Что касается Куликовской церкви, то она выходит по архитектуре очень хорошо. Я изменил верх второй башни, вместо купола– шлем. Оставить обе башни одинаковыми это лож-но-классично, робко. »

Различные пропорции башен, особые очертания их крыш, похожих на воинские шлемы, были навеяны образами русского былинного эпоса и напоминали о древних богатырях – героях битвы, о героизме и стойкости самого русского народа, много лет назад грудью отстоявшего Родину здесь, на просторах поля Куликова. » Осенью 1914 года строительно-монтажные работы по возведению храма были в основном закончены В годы Первой Мировой войны работы хотя и замедлились, но храм в 1917 г., был достроен, не успев сделать внутренне убранство согласно проекту. Написать иконы для иконостаса предложили Дмитрию Семеновичу Стеллецкому и Владимиру Алексеевичу Комаровскому (их имена, к сожалению, были забыты до недавнего времени). Так случилось, что благодаря Комаровскому работа над иконостасом проходила в усадьбе Ракша, расположенной близ уездного города Моршанска Тамбовской губернии. Летом 1914 г. заказ Олсуфьева был завершен, и иконы отправили в Тульскую губернию, в мемориальный храм на Куликовом поле. Комаровские с нетерпением ждали отзыва графа, которого считали строгим и справедливым критиком. Через десять дней от него пришла телеграмма: «Сегодня открыли иконы, поражены красотою, пишу, обнимаю. Юрий». Дальнейшая судьба иконостаса неизвестна, после Октябрьских событий иконостас загадочным образом исчез. Есть мнение, что он был расхищен местными жителями на доски. Сохранилось часть акварельных эскизы иконостаса.

В 1918 году храм Сергия Радонежского был взят под так называемую «охрану государства». Церковная служба на Куликовом поле свершалась вплоть до 1940 года, когда храм окончательно закрыли, чтобы устроить в нем выставку, посвященную 560-летию Куликовской битвы. Последним настоятелем храма был священник Отрадинский Алексей Николаевич. Жители окрестных деревень, живые свидетели тех лет, рассказывают, что до 1941 года храм был ещё более или менее целым, хотя его, конечно, никто не охранял. И фашисты его не разрушали, т. к. на Куликово поле нога немецкого солдата не ступала. Разорение Куликовской святыни начали красноармейцы тыловых частей с того, что сдирали с крыши медные (в один мм) листы кровли и меняли их на самогонку у крестьян. Таким же путём исчезали из храма плиты пола. После ухода из района Поля воинских частей начатую поруху довершили колхозники. При желании ещё и сегодня храмовую медь и плиты можно отыскать в подворьях селян. Что было, то было. Слова из песни не выкинуть. К началу реконструкции одно из лучших творений зодчего Щусева оказалось в более чем плачевном состоянии. И опять-таки надо воздать должное: те же власти, что отдали храм на волю ветрам и дождям, на поруху развращённым обобществлением людям, они же, эти власти, опамятовались и к 600-летию битвы провели масштабные и дорогостоящие ремонтно-восстановительные и строительные работы по созданию вполне благопристойного музейного комплекса, центральное место в котором занимает храм Сергия.

В 1992 году, более пятидесяти лет спустя от последней в 1940 году литургии, в храме при вручении премии им. преподобного Сергия Радонежского вновь зазвучал голос священника, совершавшего в сопровождении церковного хора храма 12-ти святых Апостолов г. Тулы торжественное богослужение. Этим священником был протоирей о. Лев Махно.

В этой статье будет сказано о людях, тесно связанных с храмом-памятником преподобного Сергия Радонежского на Куликовом поле.

Летом 1914 года иконы для иконостаса были закончены и отправлены в Тульскую губернию. Известно, что Комаровский с нетерпением ждал оценку графа Олсуфьева, он искренне считал его самым строгим, но справедливым критиком. Не прошло и двух недель, как почтальон принёс телеграмму: «Сегодня открыли иконы, поражены красотою, пишу, обнимаю. Юрий». Через месяц Комаровский уехал из Ракши. Оказалось, что вернуться ему туда не придётся. Началась Первая мировая война. А после революции художник с семьёй поселился в Подмосковье, в имении «Измалково» рядом с Переделкиным. Тогда там стояла часовня, для которой Комаровский написал икону Божией Матери «Донская». Однако в 1923 году художника принудительно выселили, и он переехал в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. Там он сначала возглавил комиссию по охране памятников, а потом просто работал в музее. Кстати, в Лавру же вскоре перебрались и многие друзья Комаровского, в том числе и Олсуфьев. В 1920-е годы Олсуфьев работал экспертом по древнерусской живописи и миниатюре в городском историко-художественном музее. Он возглавлял все работы по восстановлению знаменитой «Святой Троицы» Андрея Рублёва.

Из журнала: «Православные Храмы. Путешествие по святым местам». Выпуск №403, ООО «Де Агостини», 2020

Из журнала: «Православные Храмы. Путешествие по святым местам». Выпуск №403, ООО «Де Агостини», 2020

В 1980 году храм Преподобного Сергия Радонежского распахнул свои двери как музей. В 1998 году церковное здание перешло к Государственному музею-заповеднику «Куликово поле». Так что экспонаты выставлялись в нём вплоть до начала ХХI века. 21 сентября 2001 года там открылась экспозиция под названием «За землю русскую и веру христианскую». Спустя год музей и Свято-Троицкая Сергиева Лавра уже владели помещением совместно. Окончательно же церковь стала подворьем Лавры лишь в 2010 году. На сайте Лавры можно прочитать трогательные строчки-воспоминания о тех днях: «Надо воздать должное: те же власти, что отдали храм на волю ветрам и дождям, на поруху развращённым обобществлением людям, они же, эти власти, опамятовались и к 600-летию битвы провели масштабные и дорогостоящие ремонтно-восстановительные и строительные работы по созданию вполне благопристойного музейного комплекса, центральное место в котором занимает храм Преподобного Сергия Радонежского. В 1992 году, более пятидесяти лет спустя от последней, в 1940 году, Божественной литургии, в храме при вручении премии им. преподобного Сергия Радонежского вновь зазвучал голос священника, совершавшего в сопровождении церковного хора храма 12-ти Святых Апостолов г. Тулы торжественное богослужение. Этим священником был протоиерей о. Лев (Махно)».

Читайте также:  уплотнитель для двери посудомоечной машины нижний 00357028

Из журнала: «Православные Храмы. Путешествие по святым местам». Выпуск №403, ООО «Де Агостини», 2020

В конце XIX – самом начале XX веков земля под одним из храмов на Куликовом поле принадлежала графу Александру Олсуфьеву. Он захотел часть своей земли пожертвовать под святыню, но поставил одно условие – храм этот должен носить имя преподобного Сергия Радонежского. Госархив Тульской области опубликовал исторический документ – прошение графа Александра Василевича Олсуфьева Епископу Тульскому и Белевскому Питириму от 19 сентября 1903 г.

Источник

Подворье «Куликово Поле»

19178 20110927 103342

Храм в честь преподобного Сергия Радонежского на Красном Холме, построенный еще до революции, входит сейчас в музейно-исторический и природный комплекс «Куликово поле», созданный на месте знаменитого сражения, состоявшегося 8 сентября 1380 года. Здесь, на Красном Холме около д. Ивановка, по преданию находилась ставка Мамая. Помимо храма в музейный комплекс входит и памятник-колонна в честь благоверного князя Московского Дмитрия Донского. Кроме этого, в 12 км от Красного холма (недалеко от п. Грибоедова), на берегу реки Дон, находится Прощеный колодец, где, по легенде, после битвы Дмитрий Донской омывал свои раны и прощался с погибшими воинами.

Ещё в 1821-1824 годах генерал-губернатор А. Д. Балашов, в развитие инициативы С. Д. Нечаева, хотел создать на Куликовом поле (на площади в 100 десятин) мемориальный комплекс, в составе которого был бы и храм во имя Сергия Радонежского. Позже А. П. Брюллов в своем первоначальном проекте, одобренном Николаем I в 1836 году, имел в виду сооружение такого храма. Однако при повторном рассмотрении проекта (1845) и принятии решения о его реализации император повелел упростить проект, оставив только мемориальную колонну – памятник Дмитрию Донскому.

Вопрос о возведении храма преп. Сергия на Куликовом поле возбудили в начале нынешнего века тульское духовенство и дворянство. В 1902 году епифанский помещик граф В.А. Олсуфьев пожертвовал около 40 десятин земли под строительство. Спустя два года епископ Питирим, окормлявший Тульскую епархию, просил одобрения Синода и царя Николая II на сооружение храма и получил его, да ещё от императора личный взнос на храм Сергия в 5 тысяч рублей золотом.

20130521 004Проект храма взялся выполнить архитектор Алексей Викторович Щусев. Строительный комитет возглавил Юрий Александрович Олсуфьев – граф, бескорыстный и мужественный охранитель от разграбления в годы Советской власти культурно-исторических ценностей Троице-Сергиевской лавры был растрелян в 1938 году на Бутовском полигоне, жена его, С.В. Олсуфьева (Глебова) умерла в 1943 году в заключении, в Свияжском монастыре. Кстати, многие произведения искусства, принадлежащие лично Ю. А. Олсуфьеву, украшают экспозиции тульских музеев, музей А.С. Пушкина, Третьяковскую галерею.

А. В. Щусев долго и настойчиво работал над проектом храма. Первоначальный вариант (1906) он частично переработал, придя к окончательному решению всех деталей лишь к 1911 году. Заложен храм 16 (26 июня) 1913 года Замечательный зодчий,– пишет В. Н. Ашурков,– отразил героическую победу русского народа над полчищами Мамая в ярком национально-архитектурном образе созданного им храма. Смелое соединение элементов церковной архитектуры с формами крепостного зодчества делает образ мемориального здания очень своеобразным и одновременно близким национальной традиции, так как план его восходит к некоторым древним русским храмам.

Трёхчастная композиция здания образно как бы перекликалась с композицией картины В. М. Васнецова «Богатыри» (1898 г.). Здание состоит из трёх объёмов – двух боковых башен и собственно церкви с возвышающимися над ними куполами. Каждой из башен в окончательном варианте проекта давалась индивидуальная трактовка. В письме хранителю Русского музея П. И. Нерадовскому Щусев писал: «Что касается Куликовской церкви, то она выходит по архитектуре очень хорошо. Я изменил верх второй башни, вместо купола– шлем. Оставить обе башни одинаковыми это ложноклассично, робко. » Различные пропорции башен, особые очертания их крыш, похожих на воинские шлемы, были навеяны образами русского былинного эпоса и напоминали о древних богатырях – героях битвы, о героизме и стойкости самого русского народа, много лет назад грудью отстоявшего Родину здесь, на просторах поля Куликова. »

Осенью 1914 года строительно-монтажные работы по возведению храма были в основном закончены. В годы Первой Мировой войны работы хотя и замедлились, но храм в 1917 году был достроен. Не успели сделать лишь внутренне убранство согласно проекту.

Написать иконы для иконостаса предложили Дмитрию Семеновичу Стеллецкому и Владимиру Алексеевичу Комаровскому (их имена, к сожалению, были забыты до недавнего времени). Так случилось, что благодаря Комаровскому работа над иконостасом проходила в усадьбе Ракша, расположенной близ уездного города Моршанска Тамбовской губернии. Летом 1914 года заказ Олсуфьева был исполнен, и иконы отправили в Тульскую губернию, в мемориальный храм на Куликовом поле. Комаровские с нетерпением ждали отзыва графа, которого считали строгим и справедливым критиком. Через десять дней от него пришла телеграмма: «Сегодня открыли иконы, поражены красотою, пишу, обнимаю. Юрий». Дальнейшая судьба иконостаса неизвестна, после Октябрьских событий иконостас загадочным образом исчез. Есть мнение, что он был расхищен местными жителями на доски. Сохранилась часть акварельных эскизы иконостаса.

20130521 005В 1918 году храм Сергия Радонежского был взят под так называемую «охрану государства». Церковная служба на Куликовом поле совершалась вплоть до 1940 года, когда храм окончательно закрыли, чтобы устроить в нем выставку, посвященную 560-летию Куликовской битвы. Последним настоятелем храма был священник Отрадинский Алексей Николаевич. Жители окрестных деревень, живые свидетели тех лет, рассказывают, что до 1941 года храм был ещё более или менее целым, хотя его, конечно, никто не охранял. Фашисты его не разрушали, т. к. на Куликово поле нога немецкого солдата не ступала. Разорение Куликовской святыни начали красноармейцы тыловых частей с того, что сдирали с крыши медные (в один мм) листы кровли и меняли их на самогонку у крестьян. Таким же путём исчезали из храма плиты пола. После ухода из района Поля воинских частей начатую поруху довершили колхозники. При желании ещё и сегодня храмовую медь и плиты можно отыскать в подворьях селян. Что было, то было. Слова из песни не выкинуть. К началу реконструкции одно из лучших творений зодчего Щусева оказалось в более чем плачевном состоянии.

И опять-таки надо воздать должное: те же власти, что отдали храм на волю ветрам и дождям, на поруху развращённым обобществлением людям, они же, эти власти, опамятовались и к 600-летию битвы провели масштабные и дорогостоящие ремонтно-восстановительные и строительные работы по созданию вполне благопристойного музейного комплекса, центральное место в котором занимает храм преподобного Сергия Радонежского.

Источник

Оцените статью
Мой дом
Adblock
detector